Особое совещание при нквд

Важная информация в статье: "Особое совещание при нквд" с профессиональной точки зрения. Все вопросы можно задавать дежурному специалисту.

Особое совещание при нквд












28 декабря 1951 г.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 5 ноября 1934 года Особому Совещанию при Народном Комиссаре внутренних дел СССР было предоставлено право рассматривать все дела о лицах, признаваемых общественно опасными, и применять к ним меры наказания не свыше 5 лет лишения свободы.

В 1937 году Особое Совещание при НКВД СССР начало применять по рассматриваемым делам меры наказания до 8 лет лишения свободы.

С конца 1938 года Особое Совещание при НКВД СССР, руководствуясь постановлением СНК и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 года «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия», принимало к своему рассмотрению дела лишь о тех преступлениях, доказательства по которым не могли быть оглашены в судебных заседаниях по оперативным соображениям.

В ноябре 1941 года в связи с военной обстановкой, постановлением Государственного Комитета Обороны от 17 ноября 1941 года № 903/сс Особому Совещанию было предоставлено право рассмотрения всех без исключения дел по контрреволюционным и особо опасным для Союза ССР преступлениям, с применением санкций, предусмотренных законом, вплоть до расстрела.

Предоставление Особому Совещанию таких широких прав сейчас, по нашему мнению, не вызывается необходимостью.

Существующая сейчас практика привела к тому, что за последние годы значительная часть дел, расследуемых органами государственной безопасности, в нарушение основного законодательства о подсудности направлялась органами МГБ не в судебные органы, а в Особое Совещание при МГБ СССР, где, при упрощенном рассмотрении дел, работники центрального аппарата и местных органов МГБ легко добивались вынесения приговоров даже по делам, до конца не дорасследованным.

Такое положение породило у значительной части работников следственных аппаратов органов МГБ безответственное отношение к расследованию дел о государственных преступлениях. По многим делам следствие проводится поверхностно и в ряде случаев необъективно; не вскрываются с должной полнотой преступления, вражеские связи арестованных и не уделяют должного внимания сбору бесспорных доказательств вины преступника.

Не редкими являются случаи, когда направление дела в Особое Совещание предопределяется еще до ареста и это, в свою очередь, ведет к упрощенчеству в агентурной разработке, к поспешным, преждевременным, а иногда и необоснованным арестам. Допрос агентуры в качестве свидетелей превратился из крайнего средства в обычное явление.

Особое Совещание, будучи чрезмерно перегруженным большим количеством дел, не обеспечивает тщательного, всестороннего их рассмотрения и иногда допускает грубые ошибки.

Все это способствует снижению качества агентурной и следственной работы, укоренению порочных методов в работе и приводит к нарушениям советских законов.

В связи с этим Министерство государственной безопасности СССР, обсудив вопрос о работе Особого Совещания, считает необходимым:

а) впредь все следственные дела, расследуемые органами Министерства государственной безопасности, как правило, направлять на рассмотрение в соответствующие суды по подсудности;

б) на рассмотрение Особого Совещания при МГБ СССР направлять дела только о таких преступлениях, доказательства по которым в силу их особого характера не могут быть оглашены в судебном заседании (агентурные данные, материалы оперативной техники, документы, не подлежащие рассмотрению в суде, показания лиц, которые ввиду важных оперативных соображений, не могут быть допрошены в судебном заседании);

в) предоставить право Особому Совещанию применять по рассмотренным делам предусмотренные законом меры наказания — до 10 лет лишения свободы;

г)права Особого Совещания в части применения ссылки, высылки и направления на спецпоселение лиц, признаваемых общественно опасными по связям с преступной средой или по своей прошлой деятельности, сохранить без изменений.

Кроме того, Особое Совещание при НКВД и МВД СССР по отношению к лицам, осужденным судебными органами, применяло снижение сроков наказания и условно досрочное освобождение за их отличные показатели в производственной работе в лагерях, МГБ СССР, Министерства юстиции и Прокуратура СССР считают, что Особое Совещание при МГБ СССР должно рассматривать указанные вопросы не иначе, как по специальным постановлениям правительства СССР.

При этом представляю на Ваше рассмотрение проект Указа Президиума Верховного Совета СССР и проект Положения об Особом Совещании при Министре государственной безопасности СССР, согласованные с Министром юстиции тов. ГОРШЕНИНЫМ и Генеральным прокурором СССР тов. САФОНОВЫМ.

УКАЗ
Президиума Верховного Совета Союза ССР «Об Особом Совещании при Министре государственной безопасности СССР»

Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

1. Утвердить прилагаемое Положение об Особом Совещании при Министре государственной безопасности СССР.

2. Считать утратившими силу постановление Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров СССР от 5 ноября 1934 года и пункт 2-й постановления Государственного Комитета Обороны от 17 ноября 1941 года № 903/сс о правах Особого Совещания при Народном Комиссаре внутренних дел СССР.

Председатель Президиума Верховного Совета

СССР Секретарь Президиума Верховного Совета СССР

ПОЛОЖЕНИЕ
об Особом Совещании при Министре государственной безопасности Союза ССР

1. Особому Совещанию при Министре государственной безопасности СССР предоставляется право рассматривать расследованные органами МГБ

а) о лицах, признаваемых общественно опасными по связям с преступной средой или по своей прошлой деятельности;

б) о преступлениях, доказательства по которым в силу их характера не могут быть оглашены в судебных заседаниях;

в) другие дела — по отдельным Указам Президиума Верховного Совета СССР или постановлениям Правительства СССР.

Дела на рассмотрение Особого Совещания направляются с санкции прокурора.

2. По рассматриваемым делам Особое Совещание при Министре государственной безопасности СССР имеет право применять:

а) высылку с постоянного места жительства под надзор органов МГБ, с запрещением проживания в режимных местностях, на срок до 5 лет;

б) ссылку в отдаленные местности под надзор органов МГБ на срок до 10лет;

в) лишение свободы (заключение в лагерь или тюрьму) сроком до 10 лет, а в отношении лиц, привлеченных по Указам Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 года и 17 ноября 1951 года, — 20 лет каторжных работ;

г) ссылку на поселение под надзор органов МГБ в соответствии со статьей 2-й Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1948 года;

д) выселение вместе с семьей на постоянное жительство в отдаленные местности (на спецпоселение) под надзор органов МГБ — в случаях, предусмотренных отдельными Указами Президиума Верховного Совета СССР или постановлениями Правительства СССР;

е) высылку за пределы Советского Союза;

ж) принудительное лечение;

з) конфискацию имущества (полную или частичную) в порядке, установленном Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28(?) декабря 1940 года.

3. Председателем Особого Совещания является Министр государственной безопасности СССР или его заместитель, членами — заместители Министра государственной безопасности СССР. В заседаниях Особого Совещания обязательно участвует Генеральный прокурор СССР или его заместитель.

Заседания Особого Совещания проводятся в составе председателя, двух членов и прокурора.

Читайте так же:  Вопрос про начисления жку

4. Дела, по которым имеются лица, взятые под стражу, Особое Совещание рассматривает в срок не более одного месяца со дня их поступления.

Решения Особого Совещания при Министре государственной безопасности СССР считаются окончательными.

Генеральный прокурор СССР или его заместитель, участвовавший в заседаниях Особого Совещания, в случае несогласия с решением Особого Совещания, имеют право внесения протеста в Президиум Верховного Совета СССР.

В этом случае исполнение решения Особого Совещания приостанавливается до постановления по данному вопросу Президиума Верховного Совета СССР.

5. В решениях Особого Совещания о ссылке, высылке и лишении свободы в отношении каждого отдельного лица должно быть указано основание применения этих мер, а также определен район и срок ссылки или заключения в лагерь (тюрьму).

6. Особое Совещание при Министре государственной безопасности СССР имеет право по представлениям органов Министерства государственной безопасности, Генерального прокурора СССР и его заместителей:

а) пересматривать ранее принятые решения и снижать срок ссылки, высылки, лишения свободы, досрочно освобождать или отменять ранее принятые решения в отношении лиц, осужденных Коллегией ОГПУ, Тройками НКВД—УНКВД и Особым Совещанием;

б) освобождать от дальнейшего пребывания на спецпоселении и в ссылке на поселении;

в) снимать судимость с лиц, судимых Коллегией ОГПУ, Тройками НКВД—УНКВД и Особым Совещанием в порядке, установленном Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 апреля 1939 года.

Представления Генерального прокурора СССР рассматриваются Особым Совещанием в течение месячного срока.

АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 10. Л. 56—62. Подлинник.

Публикуется по «Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ. 1917 – 1991. Справочник»

Особое совещание при нквд

ОСОБОЕ СОВЕЩАНИЕ ПРИ НКВД СССР

Особое совещание («Особое совещание при Коллегии ГПУ», позже — «Особое совещание при Коллегии ОГПУ», «Особое Совещание при НКВД СССР», «Особое Совещание при МГБ СССР»; ОСО) в СССР в 1922–1953 годы — внесудебный орган, имевший полномочия рассматривать уголовные дела по обвинениям в деяниях, угрожающих советскому строю (контрреволюционная деятельность, антисоветская пропаганда и агитация, измена Родине, дезертирство в военное время, вредительство и т. д.), и выносить приговоры по результатам расследования, а также пересматривать решения Военной коллегии Верховного суда. Особое совещание имело право выносить приговоры о тюремном заключении, ссылке или высылке обвиняемых, а также о применении других мер наказания. В 1941-45 годах могло приговаривать к смертной казни. ОСО не следует путать с «Особыми тройками НКВД».

ОСО́БОЕ СОВЕЩА́НИЕ ПРИ ОГПУ–НКВД СССР

  • В книжной версии

    Том 24. Москва, 2014, стр. 564

    Скопировать библиографическую ссылку:

    ОСО́БОЕ СОВЕЩА́ НИЕ ПРИ ОГПУ – НКВД СССР, вне­су­деб­ный ор­ган в 1924–53 в СССР, имев­ший пол­но­мо­чия рас­смат­ри­вать уго­лов­ные де­ла по об­ви­не­ни­ям в об­ще­ст­вен­но опас­ных пре­сту­п­ле­ни­ях и вы­но­сить при­го­во­ры по ре­зуль­та­там рас­сле­до­ва­ния, а так­же пе­ре­смат­ри­вать ре­ше­ния Во­ен. кол­ле­гии Вер­хов­но­го су­да СССР; один из гл. ин­ст­ру­мен­тов мас­со­вых ре­прес­сий 1920-х – на­ча­ла 1950-х гг . в СССР.

    Особое совещание при нквд

    В состав Особого совещания входили:

    • заместители наркома внутренних дел,
    • уполномоченный НКВД по РСФСР,
    • начальник Главного Управления рабоче-крестьянской милиции,
    • народный комиссар союзной республики, на территории которой возникло дело.

    Особое совещание не входило в судебную систему. Приговоры особым совещанием выносились в упрощенном порядке. Рассмотрение дела и вынесение приговора производилось в отсутствие обвиняемого и без адвоката.

    Аналог в Российской империи

    Орган, который можно считать прообразом Особого совещания, появился во времена царствования Петра I. Реформы управленческого аппарата России, затеянные Петром, породили в громадных размерах взяточничество и казнокрадство. Поняв, что обычными полицейскими мерами и судом с коррупцией бороться невозможно, Пётр создал так называемые «Особые комиссии по расследованию». Каждая такая комиссия состояла из трёх офицеров гвардии — майора, капитана и поручика. Комиссия имела право требовать объяснений от любых чинов государственной администрации, привлекать их к суду, принимать решение о виновности и выносить приговор. Комиссиям предписывалось «вершить суд согласно здравому смыслу и справедливости», то есть без требования соблюдения закона и судебных формальностей.

    Особое совещание в том виде, которое оно имело позже в СССР, появилось в Российской империи в XIX веке. Этот орган именовался «Особое совещание при Министерстве внутренних дел», его создание было утверждено императором Александром III в 1881 году. Согласно статье 34 положения о государственной охране Особое совещание могло приговаривать к ссылке «в отдалённые места империи» на срок до 5 лет. Многие известные русские революционные деятели, в том числе Ленин, Сталин, Дзержинский, ссылались по его решению. Особое совещание существовало до 1917 года, пока не было уничтожено вместе с многими государственными учреждениями. [1]

    Особое совещание в Советской России и СССР

    • В 1922 году была создана «Особая комиссия «. Она имело право приговаривать к административной высылке, не прибегая к аресту, в том числе из пределов РСФСР, на срок до 3 лет.
    • В 28 марта 1924 года. Президиум ЦИК СССР утвердил новое положение о правах ОГПУ. Особое совещание при ОГПУ получило право приговаривать к заключению в лагерь на срок до 3-х лет.
    • «Особое Совещание при НКВД СССР» было создано постановлением ЦИК и СНК СССР от 5 ноября1934 года после упразднения Судебной коллегии ОГПУ и существовало до 1 сентября1953 года. 1936 году Особое совещание рассмотрело дела на 21222 человек.
    • В период Большого террора ОСО играло вспомогательную роль. Максимальный срок заключения, к которому могло приговорить обвиняемого ОСО, был 8 лет. Приговаривать к расстрелу ОСО в этот период не имело права.
    • Постановлением СНК и ВКП(б) от 17 ноября1938 года в Особое совещание было разрешено передавать только дела, которые не могли рассматриваться гласно по оперативным соображениям, но на практике поток дел, передаваемых в ОСО, постоянно рос. В середине 1939 года, согласно докладу Вышинского Политбюро, на каждом совещании ОСО рассматривалось от 200 до 300 дел, что ставило под большое сомнение объективность рассмотрения. В том же докладе Вышинский отметил, что в следственных органах имеется порочная практика передачи в ОСО дел, по которым следствие не смогло собрать достаточных для обычного суда доказательств вины подследственного.
    • В конце 1940 года ОСО получило право применять ещё одну меру наказания — конфискацию неправомерно нажитого имущества и имущества, используемого в преступных целях.
    • В ноябре 1941 года ОСО, в связи с военным временем, получило полномочия рассмотрения дел «об особо опасных преступлениях против порядка» с вынесением приговоров вплоть до смертной казни. Полномочия по вынесению смертных приговоров ОСО осуществляло только в период войны. За это время по приговорам ОСО было расстреляно, по официальным данным, 10101 человек.
    • После окончания войны максимальной мерой наказания по решению ОСО стало 25 лет заключения. Во 2-й половине 1940-х годов ОСО НКВД (с 1946 года — ОСО МГБ) было вспомогательным, но важным средством оформления дел на участников националистического движения против советских войск в прибалтийских республиках и в освобождённой СССР части Польши. В ОСО попадали дела, которые не принимали к производству суды и военные трибуналы, даже трибуналы войск НКВД. Эта практика сложилась во время войны, по делам изменников Родины и пособников гитлеровцев.
    Читайте так же:  Как обжаловать постановление гибдд особенности процедуры и органы обжалования

    В процессе своей деятельности полномочия ОСО менялись в соответствии с текущей обстановкой. Если по первому проекту от 31 июля 1922 г. Особое совещание занималось только административной высылкой на срок до 5 лет, то во время Великой Отечественной войны ОСО получило право выносить смертные приговоры.

    Особое совещание, будучи чрезмерно перегруженным большим количеством дел, не обеспечивало тщательного, всестороннего их рассмотрения. Так 13 февраля 1950 г. МГБ доложило в ЦК ВКП(б) Сталину о состоявшемся 10 февраля заседании Особого совещания, на котором были рассмотрены дела на 1592 чел. Естественно, ни о каком серьёзном рассмотрении этих дел не могло быть и речи.

    15 июля 1951 г. Игнатьев С. Д. передал Сталину предложения о реорганизации Особого совещания, однако никакого развития это предложение не имело.

    Указом Президиума ВС СССР от 1 сентября 1953 г. Особое совещание было упразднено. [1]

    Всего за время существования c 5 ноября 1934 г. по 1 сентября 1953 г. Особым Совещанием при НКВД — МГБ СССР было осуждено 442 531 человек, в том числе к высшей мере наказания 10 101 человек, к лишению свободы 360 921 человек, к ссылке и высылке (в пределах страны) 67 539 человек и к другим мерам наказания (зачет времени нахождения под стражей, высылка за границу, принудительное лечение) 3 970 человек. [2] .

    ОСО́БОЕ СОВЕЩА́НИЕ ПРИ ОГПУ–НКВД СССР

  • Видео (кликните для воспроизведения).

    В книжной версии

    Том 24. Москва, 2014, стр. 564

    Скопировать библиографическую ссылку:

    ОСО́БОЕ СОВЕЩА́ НИЕ ПРИ ОГПУ – НКВД СССР, вне­су­деб­ный ор­ган в 1924–53 в СССР, имев­ший пол­но­мо­чия рас­смат­ри­вать уго­лов­ные де­ла по об­ви­не­ни­ям в об­ще­ст­вен­но опас­ных пре­сту­п­ле­ни­ях и вы­но­сить при­го­во­ры по ре­зуль­та­там рас­сле­до­ва­ния, а так­же пе­ре­смат­ри­вать ре­ше­ния Во­ен. кол­ле­гии Вер­хов­но­го су­да СССР; один из гл. ин­ст­ру­мен­тов мас­со­вых ре­прес­сий 1920-х – на­ча­ла 1950-х гг . в СССР.

    Особое совещание при нквд

    Особое совещание при НКВД

    По первоначальной версии бригады Геббельса, начиная с декабря 1939 года НКВД готовит новые — следственные — дела для рассмотрения на Особом совещании НКВД. К марту эта работа заканчивается, где-то в это время Особое совещание выносят полякам смертный приговор и их из лагерей военнопленных вывозят в тюрьмы НКВД, где и расстреливают. До момента «выносит полякам смертный приговор» эта версия совпадает с версией подручных Сталина.

    80. Действительно, 31 декабря 1939 года Берия дает приказ Сопруненко «принять необходимые меры к перестройке работы следственной группы с таким расчетом, чтобы в течение января закончить оформление следственных дел на всех заключенных военнопленных-полицейских…» Как видите, речь идет пока об отправке на суд Особого совещания только полицейских, но 20 февраля с целью «разгрузки Старобельского и Козельского лагеря» Сопруненко предлагает наряду с освобождением из лагерей и отправкой домой больных, инвалидов, представителей трудовой интеллигенции из числа армейских офицеров, дополнительно оформить дела для Особого совещания и на офицеров пограничной охраны, II отдела польского Главштаба, судейско-прокурорских работников и активных членов антисоветских партий.

    81. В это время в лагерях идет активная работа следователей: параллельно с папочками учетных дел заводятся папочки следственных дел, следователи жалуются, что из-за плохого знания польского оформление одного дела на одного человека занимает до 4 часов, тем не менее, например, по Осташковскому лагерю к 30 декабря 1939 года было оформлено уже 2000 дел, из которых 500 отправлено на Особое совещание.

    82. По-видимому, зимой принимается решение пропустить через Особое совещание всех офицеров. Чтобы членов Особого совещания освободить от большого объема канцелярской работы, 16 марта 1940 года заместитель наркома НКВД Кабулова приказывает администрации лагерей готовить на военнопленных «Справку по личному делу». В этих справках кроме фамилии, имени и отчества указывались год и место рождения, имущественное и общественное положение, время взятия в плен, лагерь, где содержится, чин. И пустое место для решения Особого совещания.

    83. Оформленные дела и Справки отправлялись в 1 спецотдел НКВД, который, видимо, и готовил дела и материалы до стадии, когда членам Особого совещания оставалось только расписаться. В том отделе действительно дела на пленных рассматривались, так, из числа прошедших через Особое совещание 395 офицерам, «продавшимся москалям», немцам по национальности, предполагаемым агентам и другим, был оставлен статус военнопленного, то есть Особое совещание их не осудило.

    84. Часть поляков арестовывали в лагерях, они отправлялись в тюрьмы, там велось следствие, какой-то суд определял им сроки наказания и они, как обычные зэки, отправлялись в ГУЛАГ, где и сохранили себе жизнь. Но в отношении тех, кто оставался в лагерях, ни о каком другом суде, скажем — трибунале или чрезвычайной тройке — речи не идет — только об Особом совещании.

    Даже в 1941 году Сопруненко снова просил Берию «оформить заключения для рассмотрения на Особом совещании» дел тех офицеров и полицейских, что достались СССР вместе с присоединенными прибалтийскими странами. И в 1941 году Сопруненко ни о каком другом суде не слыхал. (Напоминаю, мы рассматриваем факты только бригады Геббельса).

    85. Следственная бригада Анисимова-Третецкого так же давила на «свидетелей» с целью подтвердить, что это Особое совещание приговорило поляков к расстрелу.

    Елин пишет: «Впрочем, в распоряжении следствия есть и документы, составленные Сопруненко задолго до командировки. В ноябре 1939 года он дал указание передать 6005 дел поляков на Особое совещание… А предложение Сопруненко наркому Берии о разгрузке лагерей, датированное 20 февраля (где Сопруненко предлагает отпустить по домам 800 человек офицеров и отправить на Особое совещание 400 человек — Ю.М.)…можно считать началом конвейера смерти».

    «Токарева удивляют вопросы следователя: зачитывали ли полякам постановление Особого совещания? Присутствовал ли прокурор?

    — Нет! Кабулов сказал: никаких живых (и не замаранных кровью — Л.Е.) свидетелей быть не должно» и т.д.

    86. Результатом работы всех этих анисимовых, третецких и зорей явился апофеоз маразма государственной власти в СССР — письмо Генерального прокурора СССР Н.С.Трубина Президенту СССР М.С.Горбачеву N 1-5-63-91 от 17.05.91 г. Трубин, опираясь на «показания» свидетелей Сопруненко и Токарева, пишет:

    «Собранные материалы позволяют сделать предварительный вывод о том, что польские военнопленные могли быть расстреляны на основании решения Особого совещания при НКВД…»

    Итак, работа бригады Геббельса завершилась признанием на самом высоком уровне, что пленные расстреляны по решению Особого совещания. Остались так, какие-то формальные мелочи для подтверждения этого вывода, и Трубин далее пишет: «В связи с этим прошу Вашего поручения общему отделу ЦК КПСС проверить наличие архивных материалов (возможно совместных решений ЦК ВКП(б) и СНК СССР) по указанному вопросу и копии их передать в Прокуратуру СССР».

    Горбачев, заявивший еще в 1990 году, что поляков убило НКВД, разумеется, был крайне заинтересован «проверить наличие» и наверняка такую команду дал.

    Читайте так же:  Нормативы в армии

    И бригада Геббельса незаметно для публики, но быстро и красиво, погрузилась в большую яму с дерьмом.

    87. В те годы у СССР была, даже по западным критериям, самая демократическая Конституция. Согласно ее основополагающим принципам никто в СССР не мог быть посажен в тюрьму или расстрелян иначе, чем по постановлению суда. Судов хватало — были, так же как и сегодня, народные, областные, республиканские, Верховные. Были военные трибуналы. Короче, для того, чтобы расстрелять кого-либо, судов хватало.

    Но у этих судов было органическое свойство — они рассматривали дела с участием адвокатов и прокуроров, перебирали все мелочи и длились достаточно долго. Обстановка была напряженной, и в СССР Верховным Советом, то есть от имени народа, а не одной партии, абсолютно законно была создана внесудная система правосудия, уголовные дела (а политические, контрреволюционные дела были также уголовными) рассматривались «особым порядком».

    Этот порядок предусматривал суды, но суды скорые, такие, какими в царской России были чрезвычайные суды. На заседаниях этих судов не было обвинителя и не было адвоката, спорить было некому. Дела они решали закрыто и очень быстро. Эти суды назывались чрезвычайными тройками и состояли не из случайных людей, а из трех должностей. Один судья был партийным руководителем области (если тройка областная) или республики, второй — начальником УНКВД или наркомом внутренних дел, третий — прокурором области или республики. Они действительно рассматривали дела чрезвычайно быстро — есть много свидетельств, что в считанные минуты. Не будем обсуждать справедливость их приговоров, отметим то, что нам потребуется в этом деле.

    Они были законны.

    Они не состояли из персональных лиц, скажем, Иванова, Петрова, Сидорова, а из должностей, на должностях люди могли меняться — на силу приговора это не влияло. Автор обращает на это внимание, чтобы читатель понял, что в СССР, как и в любой другой стране, никому не давалось личного права судить, это право автоматически предоставлялось законом тому, кто занимал должность, которая имела по закону право судить.

    Итак, у правительства СССР были неограниченные законные возможности при необходимости расстрелять, причем быстро, — в каждой республике и в каждой области были чрезвычайные тройки, способные немедленно оформить любую необходимую для расстрела бумагу. Повторяем — законную бумагу.

    Но были и другие случаи, когда человека требовалось посадить в тюрьму или изолировать в исправительно-трудовом лагере. Это случаи, когда человек ничего не совершил но опасен тем, что может совершить.

    К примеру, с момента вступления США во вторую мировую войну были арестованы и посажены в концлагеря все американские граждане, кто имел хотя бы 1/16 японской крови. Правительство США сочло их опасными, хотя они ничего конкретного против США не сделали. Мне неизвестно, кто в США непосредственно занимался отправкой американцев в лагеря, кто изучал их родственников.

    В СССР для этих целей был создан законный орган — Особое совещание при НКВД. Оно существовало довольно давно, но 8 апреля 1937 года ему утвердили Положение, предоставив больше прав и возможностей. Из положения нетрудно узнать, что такое Особое совещание и что оно могло.

    Что такое «Особое совещание»?

    Особое совещание как внесудебный орган, то есть орган, от имени которого выносились заочные приговоры, изобрели не коммунисты: они переняли ценный опыт царской карательной системы, но развили его до немыслимых при царе масштабов.

    «Особое совещание при Коллегии ОГПУ» действовало в течение 20-х годов, но в конце 1929 г. отошло в тень с появлением территориальных «особых троек» (см.). Особое совещание при НКВД (ОСО НКВД) выписывало основную часть лагерных сроков в 1936 г. и в первой половине 1937 г., а в период Большого Террора снова стало играть вспомогательную роль. Все эти годы ОСО давало, как правило, лагерные сроки, а иногда — ссыльные сроки или «высылку» («минусы»).

    Начиная с 1939 г. оно снова вышло на первый план, причём теперь уже выписывало и ВМН. Расстрелы польских военнопленных в 1940 г. были оформлены именно ОСО. Оно активно использовалось и во время войны.

    Во 2-й половине 40-х гг. ОСО НКВД (а с 1946 г. ОСО МГБ) служило вспомогательным, но важным средством оформления дел на участников сопротивления против советских оккупантов — в странах Балтии и в аннексированной СССР части Польши. В ОСО слали все дела, шитые настолько белыми нитками, что их «заворачивали» (не принимали к производству) суды и военные трибуналы (даже трибуналы войск НКВД/МВД). Впрочем, такая практика сложилась ещё во время войны, по делам «изменников родины». Ведь почти все настоящие пособники гитлеровцев успели скрыться, а план по изменникам выполнять всё равно надо!

    Наконец, ОСО МГБ очень пригодилось в 1948-1950 годах, когда стали хватать всех «повторников» (бывших узников с 58-й ст., кроме «чистой» 58-10) и оформлять на бессрочную ссылку, она же «вечное поселение». Как правило, новых дел на них не заводили, а осуждали по прежним делам, с коммунистической убеждённостью назначая второе наказание за одно (да и то вымышленное) преступление.

    ОСО МГБ издохло сразу же вслед за гением всех времён и народов.

    Особое совещание при НКВД СССР

    Осо́бое совеща́ние (ОСО) — в разные годы «Особая комиссия при НКВД» [источник не указан 1614 дней] , «Особое совещание при ОГПУ», «Особое Совещание при НКВД СССР», «Особое Совещание при МГБ СССР»; в СССР с 1922 по 1953 год — внесудебный орган, имевший полномочия рассматривать уголовные дела по обвинениям в общественно опасных преступлениях, и выносить приговоры по результатам расследования, а также пересматривать решения Военной коллегии Верховного суда СССР. Особое совещание имело право выносить приговоры о тюремном заключении, ссылке или высылке обвиняемых, а также о применении других мер наказания. В 1941-45 годах официально могло приговаривать к смертной казни.

    Содержание

    Особенности [ править ]

    В состав Особого совещания входили:

    • заместители наркома внутренних дел,
    • уполномоченный НКВД по РСФСР,
    • начальник Главного Управления рабоче-крестьянской милиции,
    • народный комиссар союзной республики, на территории которой возникло дело.

    Особое совещание не входило в судебную систему. Приговоры особым совещанием выносились в упрощённом порядке. Рассмотрение дела и вынесение приговора производилось в отсутствие обвиняемого и без адвоката.

    Аналог в Российской империи [ править ]

    Орган, который можно считать прообразом Особого совещания, появился во времена царствования Петра I. Реформы управленческого аппарата России, затеянные Петром, породили в громадных размерах взяточничество и казнокрадство. Поняв, что обычными полицейскими мерами и судом с коррупцией бороться невозможно, Пётр создал так называемые «Особые комиссии по расследованию». Каждая такая комиссия состояла из трёх офицеров гвардии — майора, капитана и поручика. Комиссия имела право требовать объяснений от любых чинов государственной администрации, привлекать их к суду, принимать решение о виновности и выносить приговор. Комиссиям предписывалось «вершить суд согласно здравому смыслу и справедливости», то есть без требования соблюдения закона и судебных формальностей.

    Читайте так же:  Право на льготную пенсию преподавателя

    Особое совещание в том виде, которое оно имело позже в СССР, появилось в Российской империи в XIX веке. Этот орган именовался «Особое совещание при Министерстве внутренних дел», его создание было утверждено императором Александром III в 1881 году. Согласно статье 34 положения о государственной охране Особое совещание могло приговаривать к ссылке «в отдалённые места империи» на срок до 5 лет. Многие известные русские революционные деятели, в том числе Ленин, Сталин, Дзержинский, ссылались по его решению. Особое совещание существовало до 1917 года, пока не было уничтожено вместе с многими государственными учреждениями. [1]

    Особое совещание в Советской России и СССР [ править ]

    • В 1922 году была создана «Особая комиссия». Она имела право приговаривать к административной высылке, не прибегая к аресту, в том числе из пределов РСФСР, на срок до 3 лет.
    • 28 марта 1924 года. Президиум ЦИК СССР утвердил новое положение о правах ОГПУ. Особое совещание при ОГПУ получило право приговаривать к заключению в лагерь на срок до 3-х лет.
    • «Особое Совещание при НКВД СССР» было создано постановлением ЦИК и СНК СССР от 5 ноября1934 года после упразднения Судебной коллегии ОГПУ и существовало до 1 сентября1953 года. За 1936 год Особое совещание рассмотрело дела 21222 человек.
    • В период Большого террора ОСО играло вспомогательную роль. Максимальный срок заключения, к которому могло приговорить обвиняемого ОСО, составлял 8 лет. Приговаривать к длительным срокам заключения и расстрелу ОСО в этот период не имело права.
    • Постановлением СНК и ВКП(б) от 17 ноября1938 года в Особое совещание было разрешено передавать только дела, которые не могли рассматриваться гласно по оперативным соображениям.
    • В конце 1940 года ОСО получило право применять ещё одну меру наказания — конфискацию неправомерно нажитого имущества и имущества, используемого в преступных целях.
    • В ноябре 1941 года ОСО, в связи с военным временем, получило полномочия рассмотрения дел «об особо опасных преступлениях против порядка» с вынесением приговоров вплоть до смертной казни. Полномочия по вынесению смертных приговоров ОСО осуществляло только в период войны. За это время по приговорам ОСО был расстрелян, по официальным данным, 10101 человек.
    • После окончания войны максимальной мерой наказания по решению ОСО стало 25 лет заключения. Во 2-й половине 1940-х годов ОСО НКВД (с 1946 года — ОСО МГБ) было вспомогательным, но важным средством оформления дел на участников националистического движения против советских войск в прибалтийских республиках и в освобождённой СССР части Польши. В ОСО попадали дела, которые не принимали к производству суды и военные трибуналы, даже трибуналы войск НКВД. Эта практика сложилась во время войны, по делам изменников Родины и пособников гитлеровцев.
    • 15 июля 1951 года Игнатьев С. Д. передал Сталину предложения о реорганизации Особого совещания, однако никакого развития это предложение не имело.
    • Указом Президиума ВС СССР от 1 сентября 1953 г. Особое совещание было упразднено. [1]

    Оценка деятельности [ править ]

    В процессе своей деятельности полномочия ОСО менялись в соответствии с текущей обстановкой. Если по первому проекту от 31 июля 1922 г. Особое совещание занималось только административной высылкой на срок до 5 лет, то во время Великой Отечественной войны ОСО получило право выносить смертные приговоры.

    Особое совещание, будучи чрезмерно перегруженным большим количеством дел, не обеспечивало тщательного, всестороннего их рассмотрения. В докладе [источник не указан 1614 дней] Вышинский отметил, что, несмотря на требование передавать в ОСО только дела, которые не могли рассматриваться гласно (как правило, те, в которых доказательствами служили оперативные данные), в следственных органах сложилась порочная практика передачи в ОСО дел, по которым следствию не удавалось собрать достаточных для обычного суда доказательств вины подследственного. 13 февраля 1950 г. МГБ доложило в ЦК ВКП(б) Сталину о состоявшемся 10 февраля заседании Особого совещания, на котором были рассмотрены дела на 1592 человек.

    Всего за время существования c 5 ноября 1934 г. по 1 сентября 1953 г. Особым Совещанием при НКВД — МГБ СССР было осуждено 442 531 человек, в том числе к высшей мере наказания 10 101 человек, к лишению свободы 360 921 человек, к ссылке и высылке (в пределах страны) 67 539 человек и к другим мерам наказания (зачёт времени нахождения под стражей, высылка за границу, принудительное лечение) 3 970 человек. [2] .

    Особое совещание при нквд

    Особое совещание при НКВД

    По первоначальной версии бригады Геббельса, начиная с декабря 1939 года НКВД готовит новые — следственные — дела для рассмотрения на Особом совещании НКВД. К марту эта работа заканчивается, где-то в это время Особое совещание выносят полякам смертный приговор и их из лагерей военнопленных вывозят в тюрьмы НКВД, где и расстреливают. До момента «выносит полякам смертный приговор» эта версия совпадает с версией подручных Сталина.

    80. Действительно, 31 декабря 1939 года Берия дает приказ Сопруненко «принять необходимые меры к перестройке работы следственной группы с таким расчетом, чтобы в течение января закончить оформление следственных дел на всех заключенных военнопленных-полицейских…» Как видите, речь идет пока об отправке на суд Особого совещания только полицейских, но 20 февраля с целью «разгрузки Старобельского и Козельского лагеря» Сопруненко предлагает наряду с освобождением из лагерей и отправкой домой больных, инвалидов, представителей трудовой интеллигенции из числа армейских офицеров, дополнительно оформить дела для Особого совещания и на офицеров пограничной охраны, II отдела польского Главштаба, судейско-прокурорских работников и активных членов антисоветских партий.

    81. В это время в лагерях идет активная работа следователей: параллельно с папочками учетных дел заводятся папочки следственных дел, следователи жалуются, что из-за плохого знания польского оформление одного дела на одного человека занимает до 4 часов, тем не менее, например, по Осташковскому лагерю к 30 декабря 1939 года было оформлено уже 2000 дел, из которых 500 отправлено на Особое совещание.

    82. По-видимому, зимой принимается решение пропустить через Особое совещание всех офицеров. Чтобы членов Особого совещания освободить от большого объема канцелярской работы, 16 марта 1940 года заместитель наркома НКВД Кабулова приказывает администрации лагерей готовить на военнопленных «Справку по личному делу». В этих справках кроме фамилии, имени и отчества указывались год и место рождения, имущественное и общественное положение, время взятия в плен, лагерь, где содержится, чин. И пустое место для решения Особого совещания.

    83. Оформленные дела и Справки отправлялись в 1 спецотдел НКВД, который, видимо, и готовил дела и материалы до стадии, когда членам Особого совещания оставалось только расписаться. В том отделе действительно дела на пленных рассматривались, так, из числа прошедших через Особое совещание 395 офицерам, «продавшимся москалям», немцам по национальности, предполагаемым агентам и другим, был оставлен статус военнопленного, то есть Особое совещание их не осудило.

    Читайте так же:  Код дивидендов в справке 2 ндфл

    84. Часть поляков арестовывали в лагерях, они отправлялись в тюрьмы, там велось следствие, какой-то суд определял им сроки наказания и они, как обычные зэки, отправлялись в ГУЛАГ, где и сохранили себе жизнь. Но в отношении тех, кто оставался в лагерях, ни о каком другом суде, скажем — трибунале или чрезвычайной тройке — речи не идет — только об Особом совещании.

    Даже в 1941 году Сопруненко снова просил Берию «оформить заключения для рассмотрения на Особом совещании» дел тех офицеров и полицейских, что достались СССР вместе с присоединенными прибалтийскими странами. И в 1941 году Сопруненко ни о каком другом суде не слыхал. (Напоминаю, мы рассматриваем факты только бригады Геббельса).

    85. Следственная бригада Анисимова-Третецкого так же давила на «свидетелей» с целью подтвердить, что это Особое совещание приговорило поляков к расстрелу.

    Елин пишет: «Впрочем, в распоряжении следствия есть и документы, составленные Сопруненко задолго до командировки. В ноябре 1939 года он дал указание передать 6005 дел поляков на Особое совещание… А предложение Сопруненко наркому Берии о разгрузке лагерей, датированное 20 февраля (где Сопруненко предлагает отпустить по домам 800 человек офицеров и отправить на Особое совещание 400 человек — Ю.М.)…можно считать началом конвейера смерти».

    «Токарева удивляют вопросы следователя: зачитывали ли полякам постановление Особого совещания? Присутствовал ли прокурор?

    — Нет! Кабулов сказал: никаких живых (и не замаранных кровью — Л.Е.) свидетелей быть не должно» и т.д.

    86. Результатом работы всех этих анисимовых, третецких и зорей явился апофеоз маразма государственной власти в СССР — письмо Генерального прокурора СССР Н.С.Трубина Президенту СССР М.С.Горбачеву N 1-5-63-91 от 17.05.91 г. Трубин, опираясь на «показания» свидетелей Сопруненко и Токарева, пишет:

    «Собранные материалы позволяют сделать предварительный вывод о том, что польские военнопленные могли быть расстреляны на основании решения Особого совещания при НКВД…»

    Итак, работа бригады Геббельса завершилась признанием на самом высоком уровне, что пленные расстреляны по решению Особого совещания. Остались так, какие-то формальные мелочи для подтверждения этого вывода, и Трубин далее пишет: «В связи с этим прошу Вашего поручения общему отделу ЦК КПСС проверить наличие архивных материалов (возможно совместных решений ЦК ВКП(б) и СНК СССР) по указанному вопросу и копии их передать в Прокуратуру СССР».

    Горбачев, заявивший еще в 1990 году, что поляков убило НКВД, разумеется, был крайне заинтересован «проверить наличие» и наверняка такую команду дал.

    И бригада Геббельса незаметно для публики, но быстро и красиво, погрузилась в большую яму с дерьмом.

    87. В те годы у СССР была, даже по западным критериям, самая демократическая Конституция. Согласно ее основополагающим принципам никто в СССР не мог быть посажен в тюрьму или расстрелян иначе, чем по постановлению суда. Судов хватало — были, так же как и сегодня, народные, областные, республиканские, Верховные. Были военные трибуналы. Короче, для того, чтобы расстрелять кого-либо, судов хватало.

    Но у этих судов было органическое свойство — они рассматривали дела с участием адвокатов и прокуроров, перебирали все мелочи и длились достаточно долго. Обстановка была напряженной, и в СССР Верховным Советом, то есть от имени народа, а не одной партии, абсолютно законно была создана внесудная система правосудия, уголовные дела (а политические, контрреволюционные дела были также уголовными) рассматривались «особым порядком».

    Этот порядок предусматривал суды, но суды скорые, такие, какими в царской России были чрезвычайные суды. На заседаниях этих судов не было обвинителя и не было адвоката, спорить было некому. Дела они решали закрыто и очень быстро. Эти суды назывались чрезвычайными тройками и состояли не из случайных людей, а из трех должностей. Один судья был партийным руководителем области (если тройка областная) или республики, второй — начальником УНКВД или наркомом внутренних дел, третий — прокурором области или республики. Они действительно рассматривали дела чрезвычайно быстро — есть много свидетельств, что в считанные минуты. Не будем обсуждать справедливость их приговоров, отметим то, что нам потребуется в этом деле.

    Они были законны.

    Они не состояли из персональных лиц, скажем, Иванова, Петрова, Сидорова, а из должностей, на должностях люди могли меняться — на силу приговора это не влияло. Автор обращает на это внимание, чтобы читатель понял, что в СССР, как и в любой другой стране, никому не давалось личного права судить, это право автоматически предоставлялось законом тому, кто занимал должность, которая имела по закону право судить.

    Итак, у правительства СССР были неограниченные законные возможности при необходимости расстрелять, причем быстро, — в каждой республике и в каждой области были чрезвычайные тройки, способные немедленно оформить любую необходимую для расстрела бумагу. Повторяем — законную бумагу.

    Но были и другие случаи, когда человека требовалось посадить в тюрьму или изолировать в исправительно-трудовом лагере. Это случаи, когда человек ничего не совершил но опасен тем, что может совершить.

    К примеру, с момента вступления США во вторую мировую войну были арестованы и посажены в концлагеря все американские граждане, кто имел хотя бы 1/16 японской крови. Правительство США сочло их опасными, хотя они ничего конкретного против США не сделали. Мне неизвестно, кто в США непосредственно занимался отправкой американцев в лагеря, кто изучал их родственников.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    В СССР для этих целей был создан законный орган — Особое совещание при НКВД. Оно существовало довольно давно, но 8 апреля 1937 года ему утвердили Положение, предоставив больше прав и возможностей. Из положения нетрудно узнать, что такое Особое совещание и что оно могло.

    Источники


    1. Болдырев, В. А. Конструкция юридического лица несобственника. Опыт цивилистического исследования / В.А. Болдырев. — М.: Статут, 2012. — 368 c.

    2. Керимов, Д.А. Проблемы общей теории права; М.: Современный гуманитарный университет, 2012. — 121 c.

    3. Борисов, А. Н. Защита от принудительной ликвидации юридического лица по искам государственных органов / А.Н. Борисов. — М.: «Юридический Дом «Юстицинформ», 2007. — 272 c.
    4. Розен, Александр Последние две недели. Прения сторон / Александр Розен. — М.: Советский писатель. Москва, 2016. — 528 c.
    Особое совещание при нквд
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here